News

Старость в радость: волонтеры помогают одиноким старикам. Часть 1


Об организации волонтерской работы благотворительного фонда «Старость в радость», о том, как помочь дому престарелых  рассказывает Алла Романовская — координатор программ Благотворительного фонда «Старость в радость«.


(Часть 2 см. тут)

О фонде

Благотворительный фонд «Старость в радость» уже 7 лет опекает более 100 домов- интернатов для престарелых и инвалидов в 20 регионах нашей страны. Деятельность фонда очень разноплановая, волонтеры «Старости в радость» каждые выходные ездят навещать бабушек и дедушек в подшефных домах престарелых: устраивают своими силами регулярные праздники, концерты, поют со старичками песни, проводят игры, дарят гостинцы, вывозят пожилых людей гулять на улицу. Более 4000 человек участвуют в переписке со стариками шлют письма нашим старикам, посылки и поздравления.

Волонтеры и сотрудники фонда стараются улучшить условия проживания стариков в домах престарелых — заменять старые кровати с провисшей сеткой на новые медицинские, ватные тюфяки на современные матрасы, покупать необходимую медицинскую мебель, проводить косметические ремонты палат, менять старые выпадающие окна и т.д.
Мы развиваем медицинскую помощь нашим бабушкам и дедушкам: привозим необходимые медикаменты, средства по уходу, подгузники, пеленки, повязки, мази. Стараемся повысить качество жизни одиноких пожилых людей — нанимаем в дома-интернаты, где особенно много тяжело больных и лежачих старичков, дополнительных помощников по уходу, нянечек, которые получают от нас зарплату, работают каждый день и моют, убирают, кормят, ухаживают, вывозят на улицу на прогулку, занимаются с ними — и просто держат их за руку. Нанимаем дополнительных культработников, музработников, основная задача которых — поддерживать жизненный тонус совсем грустных лежачих бабушек, общаться с ними, не давать им совсем уйти в себя.

Основа нашей движущей силы — волонтеры. Очень много зависит от них.С точки зрения волонтеров – у нас три основных направления: поездки,переписка, и лагеря.

Именно волонтеры ездят в дома престарелых, навещают старичков, устраивают концерты, общаются с бабушками, ходят по лежачим, привозят сладости. Большая часть подшефных интернатов находится в 200-250 километров от Москвы и туда можно съездить одним днем на машине; но также есть и дальние поездки, куда ребята отправляются на целые выходные на поезде и навещают бабушек-дедушек в Архангельской, Псковской, Нижегородской и других областях. В городе волонтеры помогают на мероприятиях, ярмарках, акциях по сбору средств, помогают отвезти-привезти то, что передают для бабушек и дедушек.

Важная волонтерская позиция в нашем Фонде – куратор поездки. За ним закреплено несколько домов престарелых в одной-двух областях. Он организует поездку — собирает группу, распределяет вещи, составляет программу, разговаривает с учреждением. У нас около 20 кураторов поездок, на сайте контактная информация, чтобы любой желающий мог присоединиться.
Очень важным направлением нашей работы является переписка со стариками. Такое чудо, что несколько тысяч людей регулярно пишут незнакомым им бабушкам и дедушкам письма, не ожидая ответа, ведь для многих пожилых людей написать что-то — очень трудно, «руки не работают, глаза не видят». Однако мы знаем какую большую радость приносят эти письма бабушкам и дедушкам.

В Москве координацией всего процесса деятельности фонда занимаются его сотрудники – это директор, бухгалтер, завхоз, который отвечает за закупку, распределение, врач, отвечаищий за общение с домами в медицинском плане: кому нужна индивидуальная помощь, где какие средства по уходу нужны, какие лекарства, а также координаторы по персоналу и волонтерам и творческим программам для стариков. Три человека представляют фонд через рекламу, соцсети, внешние события, фандрайзинг, взаимодействие со СМИ. В штате — около 10 человек. Все остальное – это волонтеры.
Волонтер для нас – это соратник. Я считаю, что в этом деле дружба не так важна, потому что ты следуешь общей идее и общему направлению и тут не очень важно, дружишь или нет. Мы соратники, мы делаем одно общее важное дело.

А вот по отношению к подопечным, к старикам из домов престарелых волонтеры – и друзья, и люди, которые отдают свои ресурсы. Когда я приезжаю к бабушкам и дедушкам — я для них прежде всего друг.

Когда мы начинали, нас было мало и у нас не было возможности оставаться в домах престарелых на долго. Один и тот же дом мы посещали редко. Примерно раз в три месяца. Надо было объехать несколько домов за день. Но мы заезжали хотя бы на чуть-чуть, на несколько песен. Мы старались задержаться у каждого человека, кто хотел с нами повидаться. Достаточно порой просто посидеть рядом, подержать за руку.

Теперь команда спокойно посещает дома каждые полтора месяца, уделяют больше внимания бабушкам и дедушкам.Сейчас волонтеров много больше, есть координаторы домов. Поездки готовятся. Заранее продумывается программа посещения. Известны нужды домов. К волонтерам уже привыкли бабушки. Координаторы сами ищут музыкантов, придумывают программы.

Одна из наших задач — узнавать нужды и дома престарелых и бабушек. Координатор узнает, что нужно дому в данный момент, не кончились ли памперсы, лекарства, моющие средства и так далее. Теперь у нас появилась возможность откликаться на личные нужды бабушек и дедушек. Когда у дома престарелых есть постоянный куратор, то есть возможность каждого лично поспрашивать о нуждах и по большей части выполнить их.

Волонтеры если нужно, могут даже свозить бабушек к врачу в ближайшую поликлинику или больницу. Бывало возили и в Москву на лечение. Все что нужно для такой помощи делают волонтеры. Мы не можем оплатить лечение, но все организовать и собрать документы — можем.

Зачем волонтеры в домах престарелых?

Мы приезжаем к бабушкам не на чувстве жалости, а на своем желании поделиться теплом. У меня, у нас есть ресурс тепла и внимания, которое мы хотим им отдать.

Прежде всего — это общение. Старикам больше всего не хватает именно его. В домах престарелых закрытый, изолированный мир, о котором многие люди даже не знают. И я таких встречала. Некоторые же считают, что туда попадают либо злые старики, которые поссорились с детьми и плохо прожили жизнь, либо те, кого сдали злые дети. На самом деле, это огромный мир, мир жизненных историй. Там очень много одиноких людей, у которых все родственники умерли, а есть те, у кого есть родные, но они в другой стране или городе. Есть те, кто сами ушли, чтобы не обременять кого-то, есть и такие, к кому приходят родственники навещать, а бывает, что приходят забирать пенсию. Каждый человек – это история. Находясь в этом закрытом мире, чаще всего на окраине города, они живут в нем, не видя и не чувствуя ничего нового. У каждого своя маленькая трагедия.

Поэтому важно, когда со стороны появляются люди, готовые их выслушать, проявить внимание. Особенно, если бабушка или дедушка лежачие. Очень распространено такое положение дел, что к старикам вообще никто, кроме санитара, не приходит. Иногда годами. Если еще учесть, что в палате нет телевизора и радио, то, что остается этой бабушке? Белый потолок? И тут может приехать и приезжает волонтер — человек, готовый и выслушать, и обнять и просто посидеть рядом.

Часто встает вопрос: почему персонал не может дать старикам то, что дают им волонтеры? Дело в том, — и мы это тоже не сразу заметили — у персонала с годами работы меняется отношение к подопечным. Оно становится часто бездушным. И у самих стариков пропадает восприятия себя как личности. Такого, что «Я – человек, со мной нужно уважительно обращаться, уважать мои желания» — там нет. А в конечном итоге, старики смиряются, приходят туда доживать «что скажут, то и буду делать». Персонал к ним относится соответственно. Наверное, это происходит, потому что когда ты годами работаешь, то черствеешь в какой-то степени. Там нет уважения личного пространства, уважения желания. Старики привыкают, что сотрудники Дома престарелых могут зайти в комнату в любой момент. Бывает, нам, когда мы приезжаем, говорят: «Не заходите вы к ним, там бабушки вообще ничего не соображают», а там на самом деле все адекватные, просто заговорить надо было. Но на персонал ложится тяжелая и порой непосильная работа за мизерную зарплату, поэтому судить их или чего-то требовать мы не имеем права совсем.

Волонтер приезжает и с собой приносит частичку внешнего мира: другое отношение. Это, как раз, возможность для стариков почувствовать себя и полноценными людьми, потому что у них спрашивают об их жизни, волонтерам важны их история, их мнение. Волонтер получает от них внимание и тепло в ответ, осознает, что приехал он в дом престарелых не просто так.

Я думаю, что со стариками проще чем с детьми. Детям нужно больше внимания и личной отдачи, а с бабушками немного по-другому, они часто нуждаются в том, чтоб их просто выслушали, подержали за руку.

 

Старость в радость

Кто наши волонтеры?

Мы работаем с разными волонтерами. Если человек адекватен, то он может поехать к бабушке.

Если говорить о каких-то конкретных навыках, то мы считаем, что нам повезло, если человек умеет играть на музыкальном инструменте. А так, главное – иметь желание и свободное время. У нас поэтому не отменяются поездки, даже если непогода, нет музыканта или что-то еще. Нет музыканта, значит, просто будем ходить по палатам, общаться. В волонтерских поездках главное – общение.

Для многих важно знать мотивацию волонтеров. Зачем, почему? У кого-то бабушка родная была и ушла, и теперь ему хочется помогать другим. У кого-то просто жалость к старикам. Но мы вопросов «почему» не задаем, достаточно того, что человек хочет помогать старикам.

Конечно, это не значит, что мы открыты всем подряд. Надо понимать, что сфера наша очень специфическая и при этом старики — все же взрослые самостоятельные люди и надо проявлять уважение к их желаниям, хотят они общаться или нет, рады они тебе в данный момент или грустят, поэтому важно, чтобы общение происходило при обоюдном желании.

Отдельно следует отметить, что мы не религиозная и не политическая организация.

Разного рода мошенники или кто-то с корыстными целями среди волонтеров у нас исключены. Хотя бы потому, что бабушки-дедушки наши подопечные сами все бедные и голые. Три четверти от их пенсии уходит в дом престарелых за проживание, а дом их – это палата на 4 человека, где из личного есть кровать и тумбочка.

Текст подготовлен Анастасией Антоновой и Юрием Белановским

Продолжение см. тут.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Share it on

Мы в соцсетях





УЧИМ ДЕЛАТЬ ДОБРО ОТВЕТСТВЕННО И ВСЕРЬЕЗ