News

Развеять мифы: МИФ 1 — Волонтёры — это бесплатная рабочая сила


Человек человеку» — просветительский проект Школы социального волонтерства в формате видео-блогов.


Возможно, в силу несколько поверхностного знания природы и сути волонтёрства у многих обывателей в голове сложился ряд мифов, которые от реальности далеки. Руководитель движения «Даниловцы» Юрий Белановский вносит ясность и развеивает первый миф о том, что волонтёры — это бесплатная рабочая сила, готовая по приказу делать что угодно.

Смотрите видео или читайте текстовую расшифровку ниже:


Развеять мифы: МИФ 1 «Волонтёры — это бесплатная рабочая сила»

Мне бы хотелось развеять некоторые общие представления, которые возникают из-за недопонимания, из-за того, что люди не встречают нормальных волонтеров на улице. Зачастую большинство из нас почти никогда с ними не общаются. Мне бы хотелось развеять эти стереотипы. В моем понимании, они являются мифами. Чтобы восприятие волонтеров было более адекватным, более правильным.

Первый миф о волонтерстве, который безусловно есть — то, что это бесплатная рабочая сила.
Этот миф очень глубоко укоренен у всех тех, кто когда-то задумывался, ну, скажем так, о привлечении этого ресурса. Простые люди почти об этом не задумываются. Но стоит человеку встать на позицию начальника — например, где-то в больнице, в каком-нибудь управлении образования, или в каком-нибудь отделе по делам молодежи, или еще что-то похожее… То, понятно, вопрос массовой рабочей силы всегда встает. Может быть, некому мыть полы в больнице, может быть, забор где-то завалился, может быть, хочется, чтобы парк в городе был прекрасный, цветущий и т.д.. То есть, запросы эти совершенно оправданы, они совершенно всем понятны: всем хочется ходить в больницы, где чистый пол, или погулять с детьми в парке, где цветут цветы. Но вот этот стереотип: «А давайте-ка мы волонтеров позовем!» — он, однозначно, говорит о том, что они воспринимаются как люди, которым нечего делать. И очень часто они воспринимаются как придаток к неким таким работорговцам: «Вот есть кто-то, у кого есть эти самые «кому нечего делать», можно их позвать.» Но вот хочется утвердительно заявить, что волонтеры — это не бесплатная рабочая сила.

Волонтер не может быть, если он сам свободно — свою волю, а через волю — и свои силы, и свое время, свои знания — куда-то не подарил. Вот это слово «подарил» и слово «свободно» — они являются ключевыми. Свободно подарил. И поэтому нельзя несвободно себя дарить и быть бесплатной рабочей силой. Свободно себя дарить можно только в одном случае: это партнерство. Даже такая дружба, можно сказать. Если у моего друга есть какая-то нужда починить крышу на даче, он может меня попросить. И я могу подарить ему свой выходной: мы поедем вместе, и мы ему что-то там сделаем: починим крышу, или вскопаем картошку. Или — я могу кого-то попросить. Но, вот этот дар мне — он должен всегда восприниматься как дар. И по-другому здесь, безусловно, быть не может. А если кто-то дарит, он накладывает на меня, однозначно совершенно, уникальную ответственность вот этих личных отношений.

Ну, не могу я вывезти друга на дачу помочь мне с крышей и сказать ему: «Ну хорошо, ты тут оставайся. А я поехал пить пиво куда-то», или еще что-то такое. То есть, если кто-то мне помогает, то — и мы все это знаем в своей жизни, — мне как-то хочется накормить его обедом, мне хочется, чтобы он приехал туда без проблем… То есть, скорее всего, я его привезу туда или буду сопровождать. Мне хочется, чтобы не он думал о каких-то второстепенных вещах, а чтобы я заранее все это как-то приготовил. Мне хочется его поблагодарить. Пусть даже с маленькой корыстной мыслью, что крыша не доделана, хотелось бы еще раз его позвать. Но всё таки при этом вот эта благодарность является и автоматически открытой дверью на будущее, она ее не закрывает.

И восприятие волонтеров как партнеров, как тех, кто вместе с кем-то что-то делает – это уже то, что этому мифу в реальности противостоит. Ведь сколько бы мы не фантазировали: «Мы хотим в больницу волонтеров», — вот, честно — я не знаю ни одного примера социального волонтерства, ну, например — про больницы, про детские дома, дома престарелых, где вот так, по приказу, было бы что-то по-настоящему организовано. Я не знаю ни одного примера. Подавляющее большинство организаций, и все, которые я знаю, которые пришли в больницы, пришли в те социальные учреждения, где действительно нужна помощь, подавляющее большинство из них — это некоммерческие организации. Можно сказать, это частные проекты. Частные проекты, где много людей, где все действительно умеют договариваться и так далее. Но, вот этого, как бы рабовладельческого акцента там, конечно, нет, его и быть не может. И более того, он очень губителен для этой темы: когда ректор ВУЗа принимает решение «А, дай-ка я направлю», — как полководец — «Туда, сюда», то — что в результате получается? В результате получается ерунда, потому что и дело сделано некачественно. Но есть более страшные последствия: то, что у этих людей внутри совесть выжигается, или не совесть, может быть, душа как-то… То есть, он вроде как и может быть не против сделать доброе дело, но уже: «Ну, «доброе дело» — ну это же «вот то, когда меня, как полководец куда-то кто-то гоняет», мне уже это неинтересно.» А, наоборот, нужно какие-то ростки поддерживать!

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Share it on

Мы в соцсетях





УЧИМ ДЕЛАТЬ ДОБРО ОТВЕТСТВЕННО И ВСЕРЬЕЗ