News

Чему, как и когда учить волонтёров?


Волонтёр не профессионал, и ценность его именно в этом. Многие методы и способы общения с трудными детьми, со взрослыми, каких-то обстоятельств, часто рождались как экспромт, эксперимент, как поиск. Это некое волонтёрское пространство, где рождаются новые формы, новые методы и новые возможности.

Сразу нужно разделить обучение как необходимый инструктаж для того, чтобы человек влился в группу, и обучение как некоторую свободную историю, где мы создаём пространство. Дальше, мы, как организаторы волонтерской деятельностидаем знания, опыт, а волонтер, если он хочет этого, вбирает это все и затем применяет на практике. Есть моменты, когда волонтёр обязан учиться (например, тренинги у «Отказников, тренинги для тех кто работает с детскими домами) — когда прохождение тренинга необходимое условие для того чтобы войти в группу, и если ты эти тренинги не прошёл, то ты до подопечного не доходишь.  Это очень важно, и это можно отнести к обязательному инструктажу.

К, сожалению, волонтёр так устроен, что он ничему учиться не обязан, да и не очень хочет, и не за этим идёт в волонтёрство.

Правило Добровольческого движения Даниловцы «Мы не обязываем, мы предоставляем возможность».

Первое, чем мы хотим помочь волонтёрам, это найти своё место и границы своей деятельности и своей ответственности. У нас довольно много тренингов на эту тему проходит. К примеру, виртуальное пространство детского дома или больницы заполняем различными ролями- воспитателями, врачами, медсёстрами, родителями, и прописываем за что отвечают они, и предлагаем волонтёру найти в этом себя. И чаще всего это для них становится трудной задачей. Сложно, потому что волонтеру очень просто сразу войти в родительскую позицию, даже если подопечный взрослый, — генетически в нас заложено, даже если у нас нет детей, мы всё равно родители. Иногда они «проваливаются» в детскую позицию — ты ждёшь от волонтёра каких-то серьёзных решений, что он поможет, удержит границы, а он оказывается таким же ребёнком и просто отрывается, и не очень-то собирается моделировать процесс.

Прописываем зону ответственности самих волонтёров, тем самым облегчая им обучение. Мы ищем эту ответственную осознанную волонтёрскую позицию, и учимся в ней удерживаться. Здесь каждый раз рождается определённая миссия группы, миссия каждого волонтёра. Ведь это «человек с большой земли», который пришёл в некоторую изоляцию, и он представляет внешний мир. Но если он не ходит на тренинги, не пытается перенять опыт, то он очень быстро выгорает. На первом собеседовании мы всех об этом предупреждаем. Мы говорим: «Ребята, мы сделаем всё, чтобы у вас не появлялись травмы, чтобы вы не ретравматизировались, чтобы вы смогли служить столько, сколько вы действительно хотите, чтобы ничто вам не мешало. Но если вы сами хотите влипнуть, мы не смеем вам препятствовать, хотите выгореть через месяц, флаг вам в руки. Значит вы пришли за этим опытом».

Мы учим знакомиться с подопечными, безопасно положительно общаться с ними и расставаться с подопечными. Наладить первый контакт дело непростое, мы этому учимся на занятиях, и поддерживать отношения тоже непросто. Учим волонтёра договариваться и передоговариваться с координаторами и с добровольческим движением.

Для того чтобы состоялся контакт, нужно понимать на каком языке говорит ребёнок, даже если нас это коробит (например, если это язык подарков), но он такой, он ещё не знает другого, поэтому мы можем, и должны, начинать говорить на его языке и попытаться донести, что есть ещё и другие.

Учим волонтёра работать в группе, потому что мы не ходим к детям один на один, для нас это небезопасно, для нас важно, чтобы к детям, у которых возник некоторый микроклимат внутренний, которые являются уже, некоторым образом, своеобразной семьёй, приходила команда, семья, собрание друзей волонтёров. Очень важно запомнить и донести мысль «Не я к  тебе, а мы к вам» —  не один человек приходит к подопечному, отношения выстраиваются не как «я и ты», а приходит группа «мы приходим к вам», и в этой ситуации это более безопасно. В этом смысле, самоощущение волонтёра, что «идём мы», дарит безопасность и ему и подопечному.

И ещё мы учимся, чтобы волонтёры общались друг с другом, чтобы они могли обращаться друг к другу за поддержкой, чтобы они не конкурировали друг с другом, и, к сожалению, бывали у нас случаи, когда приходил совершенно замечательный волонтёр, прекрасно контактировал с ребёнком, находил общий язык, но безобразно вёл себя в группе, обесценивал работу других людей, делал замечания, пытался препираться прилюдно с координатором, и было понятно, что, как это ни обидно,  но с этим человеком придётся расставаться, потому что всем своим поведением он показывает, что в группе он находиться не может, что он такой вот одиночка. Это тоже замечательно, но это не наш формат.

Мы учим наших волонтёров, предлагаем им научиться обращаться с виной с агрессией, своей и агрессией подопечного. Тут важна схема: три роли: жертва, преследователь, спасатель (иногда добавляется «пособник», это когда вы делаете что-либо за человека, который способен это сделать сам, тем самым способствуя его деградации). Предлагаем ребятам духовный рост, у нас есть евангельский кружок, встречи со священниками. Учим брать ответственность за себя, за свою деятельность, и за своё состояние, чтобы они ощущали себя и понимали, что если ему плохо он может сделать перерыв, может просить помощи координаторов, или у психолога.

Мы обсуждаем с ребятами тему прогресса и тему роста, потому что ребята все хотят, чтобы у их подопечного был прогресс и рост, и здесь очень многие ломаются, особенно молодые люди.

Что мы называем результатом, что для нас рост и куда мы растём?

Мы можем, и должны, расти вглубь. Волонтеры должны уметь работать с особыми детьми, и в Добровольческом движении Даниловцы они этому учатся:

Можно выделить три основные формы обучения:

  1. Обязательные тренинги-иструктажи.
  2. Тренинги по конкретным практикам (обучение играм, прикладным искусствам, и т.п.)
  3. Всё что сопровождает и поддерживает обучение, развитие волонтёра (клуб волонтёров, неформальные встречи координаторов и волонтёров, индивидуальные посещения психологов, группа психологической поддержки).

Между этими тремя группами, для взаимного комфорта, надо найти баланс, и тут как вариант подходит, когда определённое волонтёрское сообщество становится его (волонтёра) референтной группой, и тогда он будет ходить, несмотря на то, что свободный вечер, в наше время, большая ценность. Но не стоит забывать, что таких будет один из десяти, ваша задача увеличить это количество.

Существует железное правило: координатор, который оставляет координаторство, не имеет права быть волонтёром в своей группе, просто потому что новый координатор не сможет быть при нём, либо просто возникнет проблема со смешением субординации.  Проверено опытом.

Материал подготовлен редакцией сайта  Школы социального волонтерства на основании тренинга «Чему, как и когда учить волонтёров?», ведущие Андрей Мещеринов и Лидия Алексевская. Видеозапись семинара можно посмотреть ЗДЕСЬ.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Share it on

Мы в соцсетях





УЧИМ ДЕЛАТЬ ДОБРО ОТВЕТСТВЕННО И ВСЕРЬЕЗ