News

Социализация подростков и корпоративные волонтеры. Опыт работы проекта «Полдень»


Елена Симанович — координатор работы по Москве проекта социализации подростков «Полдень«


С кем мы работаем?

Наши подопечные, это, большей частью, обычные подростки, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации. В первую очередь — воспитанники детских домов. Возраст —  12-17 лет.

Почему мы выбрали именно такую возрастную группу? Во-первых, потому что дети в таком возрасте уже способны получать не только какое-то развлечение от занятий, а логически осмыслять свои поступки. Они готовы к рефлексии. Во-вторых, к сожалению, реальность такова, что у подростков в детском доме все меньше и меньше шансов на усыновление. Поэтому именно этим детям важно помочь подготовиться к взрослой жизни.

У нас есть опыт работы с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Как правило, это небольшая степень коррекции. Возможен 7-й, иногда  8-й вид коррекции. Есть опыт работы с плохо слышащими или плохо видящими, с ребятами-колясочниками. Но это скорее исключение, чем правило.  Для этих ребят нашу программу приходится адаптировать. И мы не работаем с детьми с тяжелыми формами психических заболеваний.

В группу мы набираем по 10 — 15 человек. Мы стараемся, чтобы она была стабильная, и чтобы наши занятия посещала по возможности одна и та же группа детей.

Занятия регулярные. Мы работаем в течение школьного года, с сентября по декабрь и с января по май. На каждое занятие к нашим ребятам приезжают ведущие и группа волонтеров от двух до четырех человек. Сама программа трехгодичная, она рассчитана на шесть полугодий. В каждом полугодии проходит три игры на социализацию и три — по профориентации.

Занятия длятся полтора, максимум, два часа. Это вместе с подготовкой помещения и рефлексией. Обычно именно столько ребята выдерживают, чтобы сохранить интерес и не устать окончательно.

 

Чем интересным мы занимаемся?

Если говорить казенным языком, сотрудники и волонтеры проекта «Полдень» проводят занятия по социальной адаптации и профориентации детей. Мы с ребятами учимся тому, как общаться, выражать свои эмоции и свое мнение, как договариваться, понимать чужие ценности, находить общий язык.

Основное отличие от других программ — в методе. Мы специализируемся по сюжетно-ролевым играм. Их мы разрабатываем сами, отрабатываем с волонтерами и потом проводим в детских домах. Почему мы выбрали именно игры? Это — естественный для детей способ обучения и восприятия реальности. Первые социальные модели ребенок осваивает в игровом методе. Поэтому ребятам из детских домов в принципе этот метод интуитивно понятен и, что самое важное, еще и интересен. Если получается эмоционально вовлечь ребенка в нашу игру, то преподанное нами лучше запоминается и лучше усваивается.

В наших играх всегда есть и воспитательный элемент, и проблематизация, и рефлексия. Конечно же, мы ребятам не говорим: «Друзья, мы сейчас отрефлексируем наше замечательное занятие». Мы разговариваем на их языке: «Сегодня мы сыграем в космическую станцию. Кто из вас будет спасатель, кто из вас будет капитан, выходите сейчас, мы вам все расскажем и покажем». А в конце занятий мы говорим: «Хорошо, а сейчас давайте подумаем, что у нас сегодня получилось, что нет. Вот ты Вася стал капитаном, помогло это тебе?». Оказывается, что быть капитаном – это не только носить классную фуражку, но еще и нести ответственность за свою команду. «Или, вот ты Коля взял и сказал, что ничем и ни с кем делиться не будешь, мол, ты и один справишься. Как у тебя дела? Получилось или нет?»

В итоге у ребят за полтора-два часа игры появляется не только свой эмоционально пережитый опыт, но еще и возможность вместе с нами этот опыт как-то проанализировать. И проанализировать не в смысле морализаторства «Дружить хорошо, надо делиться, надо не обижать девочек», а в том, что дети совершили некие поступки и в ответ получили своеобразные реакции. То есть, ребенок может понять, хочет он так делать в будущем или нет.

И конечно, ребят увлекают придуманные нами яркие увлекательные сюжеты. Мы стараемся выбрать те, которые детям понятны. Например, на тему популярных фильмов или компьютерных игр, то, что у всех на слуху. Как-то мы хотели сделать несколько игр по фильму «Матрица», который мы в своей юности очень любили. Но поняли, что двенадцатилетние подростки этот фильм не видели. И нам нужно выбирать что-то другое, новое, что понятно им. Кстати, дети неплохо принимают классические сюжеты, приключенческие — средневековье,  роботы, космос и так далее. Мы делали игры по «Безумному Максу», по «Голодным играм». Одним словом, то, что детям сразу понятно и заставляет их эмоционально вовлечься.

Занятия по профориентации мы тоже проводим в виде сюжетно-ролевой игры. Начинали мы с классической модели: приводили какого-нибудь специалиста из представителей профессии, и он рассказывал ребятам о своей работе. Приходил пожарный, врач, приходила секретарь, рассказывала, как у нее длится день, сколько она получает, интересно ли это, как и где она этому училась. И мы поняли, что детям такие лекции неинтересны. Поэтому мы перешли к обучению не профессии, а навыкам, которые ребятам понадобятся в их дальнейшей профессиональной деятельности.

Мы прорабатываем, как написать резюме, как успешно проходить собеседование, что будет, если профессию за тебя выберут другие, как самому понять, что тебе нравится, как строить свой рабочий день, как понимать, какие нормы поведения приняты в трудовом коллективе, в который ты попал, как договариваться с коллегами между отделами. Мы делаем акцент на тех навыках, которые обязательно понадобятся детям в будущем, независимо от того, какую профессию они дальше выберут.

Так как занятия проходят так же, как сюжетно-ролевая игра, то ребята, например, составляют резюме для какого-нибудь рыцаря, проходят собеседование у магов, работают в магической башне, спасают космический корабль и при этом и вправду совершают тот или иной выбор и приобретают определенный опыт. И все это разбирают потом. Например: «Вот вы сегодня на собеседование не узнавали детали, и поэтому ваше магическое путешествие закончилось плохо, в болоте. Вы не достигли цели». И дальше разбираем: а в жизни как бы они поступили, пригодится ли им это? И очень часто наши беседы, рефлексии с ребятами приводят к обсуждению сегодняшнего дня, как они в школе могут поступить в похожих случаях и т.д.

 

Как мы готовимся к игре?

В нашем проекте есть команда разработчиков игр. Это очень профессиональные люди. Мы с другими сотрудниками и волонтерами получаем от разработчиков игру, отрабатываем ее и везем в детский дом.

Привозим костюмы, реквизит, сами готовим помещения. Это не очень много времени требует. Наша игра выглядит как папка с распечатанными материалами, которые заламинированы, нарезаны какие-нибудь карточки, задания, письма, телеграммы, инструкции. Очень хорошая игра – это папка и большая спортивная сумка с костюмами.

 

Что делают волонтеры?

Каждую нашу игру можно уподобить мини-спектаклю, в котором прописано все от того, как вы поздороваетесь с ребятами, и, заканчивая тем, как вы обсуждаете с ними полученный опыт. Инструкции есть для всех, как для ведущего, так и для каждого человека, который играет или организует игру.

Роль волонтера может быть очень простая, например, он сидит в «реакторе» и нажимает на кнопочку, засекая время и следя, чтобы ребята ничего не перемешали. А может быть и сложная, требующая театральной подготовки. Например, волонтер может играть роль слепой старушки, бездушного робота, говорящего механическим голосом, какого-нибудь злодея, супергероя и т.д. Для каждой такой роли есть подробная инструкция: что ты должен делать, какой у тебя характер, что ты должен сказать детям, как ты можешь им помочь на рефлексии.

Волонтер смотрит за игрой, а потом участвует в рефлексии в конце занятия. Это очень важное дело. Дело в том, что наша игра объемная. Иногда она проходит в одной комнате, иногда в нескольких, иногда ребята бегают кругами. Проводящий игру не может уследить за всем, что происходит. А волонтер, который участвовал в игре с ребятами, мог видеть, как кто-то себя повел, как отреагировал, где он обиделся, где помог, что он сделал. Во время рефлексии волонтер всегда может сказать: «Ну подожди, Петя, я же видел, что ты помог Маше, и у тебя получилось». Или: «Вот, ребята, я сам был тем человеком, к которому вы приходили и просили о помощи. Как вы думаете, почему иногда я вам отказывал?». У волонтера есть тот опыт, который позволит ребятам справиться с заданием.

Волонтеры оказывают и организационную помощь: они помогают в подготовке игры, в проведении, в уборке помещения и реквизита после занятия.

 

Кто наши волонтеры?

В программе участвуют как обычные волонтеры, так и корпоративные. Обычные —  это ребята, которые к нам приходят сами, узнав что-то из социальных сетей, от друзей или в институте. Корпоративные – это волонтеры, которые участвуют в программе по договоренности с руководством той или иной бизнес-компании. Их никто никуда не пригоняет. Каждый волонтер приходит добровольно.

С нашими волонтерами мы занимаемся в Музее истории ГУЛАГа, обучаем их не только играм, но и каким-то волонтерским техникам. Например, как удерживать внимание группы, основам модерации, как себя вести в сложной ситуации, если все пошло не так. Ну и непосредственно обучаем их нашим играм, потому что проще всего научиться —  это в нее сыграть. Все наши игры интересны и для взрослых. Они всегда с удовольствием в них играют, получая массу удовольствия. В результате волонтеры знают, что за чем следует в этой игре, какой здесь выбор может быть.

Корпоративные волонтеры делают все то же самое, но в рамках своей программы подготовки, которая проходит в помещениях их компании. Как  правило, за ними  закреплены конкретные детские учреждения, в которые они ездят с нами.

 

Корпорации — наши партнеры

Перечислю те, с которыми у нас были крупные, длинные программы. Мы работали с производителем сока «Добрый», вместе делали программу «Растим добро», сейчас они свою программу делают, немножко другую. Сейчас с нами работает KFC с их программой «Открывая горизонты» и «Ростелеком». К нам обращаются и другие корпорации за той же помощью с какими-то более короткими акциями. Например, за помощью в проведении каких-нибудь детских лагерей, волонтерских мероприятий. К нам уже начали обращаться не только за работой с детьми, но и за работой с волонтерами.

У KFC есть программа по социальной адаптации сирот, которую мы делаем совместно, а для «Ростелекома» мы, скорее, работаем как волонтерская программа.

 

Что дает нам работа с корпоративными волонтерами?

Сотрудничество с бизнесом дает нам большой охват. В 2017 году наша программа была представлена в 24 регионах. В ней приняли участие более 1000 детей. 500 волонтеров провели 1100 мероприятий: игр, тренингов, профориентационных занятий, психологических тестирований. Из них 200  – это корпоративные волонтеры, которые работают в разных городах.

В итоге у нас получается донести свою программу и помощь до очень большого количества ребят. Мы одни бы сами никогда с этим не справились. И, конечно, такая большая махина требует большого офиса. Если начинали мы с 5-6 человек, то сейчас для того, чтобы разработать игры, провести их, проконтролировать и обучить, а потом отчитаться, требуется больше усилий и людей. И вот у нас в офисе уже 21 сотрудник.

 

Почему у нас это сработало?

Нам удалось привлечь внимание корпораций и получить их реальную помощь. Сейчас бизнес пришел к тому, что социальная корпоративная ответственность – это важная тема. По многим опросам, 75% людей из «поколения Z» считают, что бизнес должен быть социально ответственным. Например, у наших корпоративных волонтеров от KFC средний возраст – 21 год. И они считают, что когда человек работает в компании, то эта компания должна делать что-то доброе. Это – норма для них. На самом деле, как людей, которые хотят быть волонтерами, так и компаний, которые хотят делать что-то доброе, очень-очень много. Но они часто не стыкуются между собой.

Критерии нашего успеха следующие.

Первое — реальная помощь. У нас есть программа, которая работает на что-то действительно нужное и полезное для подростков. И то, что она работает, подтверждено многочисленными отзывами, бумагами и всем прочим. Но самое главное в том, что детям и вправду сейчас очень нужна помощь в социализации, особенно, если говорить о крупных городах. Порой это требуется не только трудным подросткам, но и любому школьнику, потому что поведение и успеваемость сейчас в школах очень разные, и все, кто так или иначе занимается педагогикой, бьют тревогу.

Мы отличаемся от работы многих благотворительных организаций результативностью, тогда, как они предлагают, скорее, развлекательную программу. На развлечение сложнее найти деньги, потому что чаще всего корпорация готова тратить деньги на целевое материальное пожертвование. Логика любого бизнесмена проста: я готов сделать доброе дело, но я хочу понять, на что пойдут мои деньги. Сейчас прошел тот период лихого бизнеса, когда деньги не считали. Сегодня любая компания готова вкладывать большие деньги, но все хотят знать, куда именно эти деньги пойдут: на закупку оборудования, на проведение занятий или на воздушные шарики, бесконечные кроссовки и телефоны? Прежде чем работать с бизнесом, необходимо сделать реальную проверку – оказываю ли я действительно помощь подопечному, нуждаются ли дети в том, что мы им предложим? Если честный ответ – да, значит, скорее всего, у вас есть шанс привлечь на это дело спонсора.

Второе — готовая программа. Мы смогли найти помощь корпоративных спонсоров, потому что нам было что предложить. И причем предложить не на один выезд, а, как минимум, на ближайшие полгода, на год, полтора. Все было расписано вплоть до того, сколько денег потребуется на проведение каждого из этапов, сколько понадобится человек, сколько будет расходов, и самое главное, будет понятно, что мы будем делать и для чего. Логика нашей работы с подростками проста, эффективна и поэтому ясна бизнесу. Сначала мы с ребятами поговорим о простом: например, о распределении задач в команде. Потом — о более сложном: о видах аргументации, о ценностях, эмпатии. И сразу видно, что с нами действительно можно договариваться на какой-то длительный срок.

Третье — низкая точка входа. Как я уже рассказывала, наша игра выглядит как не очень сложный спектакль. И самое главное, что нашими разработчиками и методистами подготовлена подробнейшая инструкция о том, как это выглядит, что надо делать. Участие волонтера не требует ни педагогического образования, ни каких-то медицинских навыков, ни особых артистических талантов. Конечно, хорошо, если ты раскрепощенный человек, и ребята с удовольствием с вами играют. Но даже если ты человек, который первый раз в детском доме, и не знаешь, что делать с подростками, тебе можно найти роль, где надо нажимать на кнопочку, засекать время, и ты будешь чувствовать, что сделал что-то очень полезное. И мы своим примером показываем, что это очень просто, но в тоже время значимо и важно.

Ты можешь быть 16-летним школьником, тебе может быть 63 года, у нас среди волонтеров есть и мужчины и женщины, они разного возраста, разных талантов. Наша работа с детьми действительно не требует серьезной подготовки: пожалуйста, приходите, и мы покажем вам на пальцах, как что делать. И волонтеры и в самом деле очень быстро втягиваются.

Четвертое — обучение и поддержка. Важно понимать, что мало иметь классную программу. Если вы хотите, чтобы у вас была корпоративная программа в волонтерстве, то ваш метод должен быть передаваем. Он должен быть транслируемым. Потому что иначе вы — просто нанятая команда экспертов, которая отрабатывает заказ. Необходимо заранее знать, как вы будете общаться с волонтерами, какие будут средства коммуникации, как вы будете их поддерживать, к кому можно обратиться, как часто вы встречаетесь на обучении, чему вы учите, а учите ли вы действительно тому, что нужно, чтобы волонтер смог делать то, что нужно вам, знает ли он, с чем он столкнется, какие особенности у подопечного, как к нему относиться.

Важно, чтобы волонтер не чувствовал себя брошенным. Мы как организаторы несем ответственность за наших корпоративных волонтеров, устраиваем на их базе обучение, как-то их развиваем, подсказываем, даем обратную связь, если надо, поддерживаем и помогаем им. Это касается не только нашей поддержки и обучения, но и в целом развития их сообщества. Мы, среди прочего, проводим для волонтеров в конце года и общую встречу, и награждения. В теплое летнее время приглашаем на пикник. Стараемся формировать сообщество. Для бизнес-компании это тоже важно, потому что вы берете на себя часть развивающих функций, которые могут быть очень важны.

Пятое — развитие персонала. Одно из наших преимуществ в том, что игры очень простые, и начинать с них может каждый. Но потенциальный волонтер, который включится в процесс и некоторое время в нем пробудет, получит заодно очень много навыков, которые он сможет применять не только в этой волонтерской деятельности, но и в других сферах. Например, он сможет научиться выступать перед аудиторией, сможет научиться рефлексировать свои поступки, научится каким-то коммуникативным навыкам, сможет модерировать группу, сможет понять, как формировать обсуждения даже на каком-то производственном совещании, потому что он смог в свое время заставить нормально и грамотно поговорить 15 галдящих подростков. В итоге волонтеры не просто отрабатывают наши задания, но личностно развиваются и растут.

 

Как наладить партнерство с бизнесом?

Что делать, если благотворительная организация, реализующая волонтерские проекты, хочет найти бизнес, который готов с ней работать и развивать корпоративное волонтерство? Предлагаю десять шагов к тому, чтобы стать для бизнеса привлекательным.

Первое — учитесь рассказывать о себе. Почему это важно? В волонтеры идут люди с очень большим добрым сердцем, они любят свое дело и очень любят своих подопечных. И им кажется, что все вокруг понимают, что, например, именно иппотерапия – это очень важно и полезно. Или что пальчиковая терапия прикосновения к глине очень помогает ребятам развивать мелкую моторику. На самом деле, как правило, кроме самих волонтеров этого никто не знает. И главное, что непонятно сторонним людям, это — как все работает и какую конкретно пользу приносит.

Когда таких волонтеров просишь рассказать, чем таким классным они занимаются, то мы слышим или эмоции или очень специфический рассказ, непонятный для тех, кто не в теме. Особенно, если это касается помощи группам подопечных, которые страдают какими-то очень специфическими заболеваниями. У них нужды сложные, у них сложный день, у них сложный график, им нужна определенная помощь.

Учитесь рассказывать, что именно такого классного вы делаете. Учитесь рассказывать в простых словах, что именно без этой вашей помощи подопечным очень плохо. Учитесь говорить и не стесняться себя хвалить. Если сможете любому человеку в булочной это рассказать, сможете и бизнесу рассказать.

Второе — подготовьте портфель предложений. На любую встречу, куда вы идете, берите этот портфель, а лучше иметь все в голове. Потому что вы можете сесть рядом с нужным человеком на конференции или на выставке, на совершенно случайном мероприятии. Вы не знаете, в какой момент вы встретите человека, который будет готов вам помочь. Имейте готовое предложение. Например, «дайте нам сто тысяч рублей, и мы за три месяца сделаем то, се и пятое-десятое». Конечно, необходимо иметь несколько разных вариантов на разные аудитории, разные сроки и на разные суммы. Если для ваших занятий с детьми вам нужен тазик глины и три волонтера, то какое предложение вы сделаете директору завода с тысячей сотрудников? Имейте всегда несколько готовых решений, потому что однажды вы можете получить уникальный шанс, когда директор какой-нибудь корпорации готов сам уделить вам несколько минут. И на вопрос, чем помочь, у вас должно быть четкое прошение относительно того, чем вам помочь и как это будет выглядеть.

Третье — учитесь понимать цели спонсоров. Это важно. Даже для нас самих это был очень сложный период. Потому что мы очень радеем за детей в детских домах, и мы мыслим в категории их потребностей. Но следует мыслить и в категориях потребностей руководства бизнес-компаний и потребностей их сотрудников. Порой приходится говорить с представителем отдела кадров или с бухгалтером, и они вообще не понимают и не хотят понимать, что там сиротам надо. У них свои задачи, под которые они готовы выделить деньги. Такое смещение акцента может сначала для вас звучать дико, задевать вас и даже обесценивать то, что вы делаете. Как так, какой там кадровый рост, какие показатели эффективности сотрудников?

Учитесь понимать, что представитель бизнеса — просто человек, который готов помочь, и помочь в итоге вашим подопечным, но он живет в мире, где другие приоритеты. И как только вы научитесь эти приоритеты понимать, принимать как реальность и уважать, вам станет намного легче договариваться с бизнесом. Я прошла через это.

Ваша задача – найти стыковку приоритетов. Не надо додумывать цели спонсора. Спрашивайте простым русским языком на любом уровне, хоть у директора: «Скажите, пожалуйста, что важно для вас?» Если вы спросите человека, что ему важно: чтобы именно в десяти домах была реализована эта программа, или чтобы волонтеры в программе находились длительное время? Или важно, чтобы волонтеры потом пришли и сказали, что все было так классно, давайте еще! Это разные цели, и все они имеют равное право на существование в голове у человека, который дает деньги на корпоративную программу. Потому что, когда мы стали глубже вникать в этот вопрос, мы поняли, что одно дело — рядовой корпоративный волонтер. У него могут быть одни потребности, желания, и ожидания от того, как случится его волонтерство в компании. Другое дело — руководство, от которого зависит финальное решение. Именно оно будет задавать для вас цели и ориентиры. И вам нужно в этом плане не обманывать себя в первую очередь, и в итоге — не обманывать партнера, который выделяет вам средства.

Четвертое — наймите «продавца». Найдите человека, который будет вас «продавать» бизнесу. И хорошо бы, чтобы он обладал этой квалификацией, и у него был опыт. Я знаю, что в благотворительной среде люди часто ищут по знакомым такого продавца, просто потому что у него уже есть записная книжка с телефонами, по которым он может позвонить и слово за слово найти, где вас пристроить. В любом случае, если вы даже не знаете пока такого человека, то в тот период, пока вы ищете, выделите среди своих сотрудников человека, который именно этим и займется. Вам нужен человек, который просто ходит и всем знакомым рассказывает о том, что вы делаете. И с одним из этих знакомых на одной из встреч у вас что-то произойдет. С каждым отдельным спонсором этих встреч будет очень много, поэтому должны этим заниматься не вы в свободное от основной деятельности время, а отдельный человек, который этим занимается постоянно. Это большая работа, и она требует большого вложения сил, времени, переговорных навыков, напористости, харизмы и т.д. Постарайтесь на этом не сэкономить, эти деньги вернутся и вам, и вашим подопечным.

Пятое — обложитесь бумагами. Желательно с Большой Синей Печатью. То есть, собирайте любую бумажку, которая говорит, что вы — молодец. Их могут дать любые профильные экспертные организации, любая компания, в которой вы работали, любой надзорный орган, который с вами работает. Потому что вы никогда не знаете, какая именно бумажка вам потребуется в следующий раз. Кроме того, в определенный момент эта стопочка просто достигнет критической массы, и вы действительно будете признаны в этом деле.

Задумайтесь о том, есть ли экспертиза в области того, что вы делаете, есть ли какие-то учреждения, которые могут подтвердить, что ваша деятельность – это и вправду здорово. Или, по крайней мере, собирайте пока благодарственные письма. Мы тоже начинали с того, что просто собирали грамоты от детских учреждений, с которыми мы работали. Их всегда можно приложить в подтверждение того, что вы действительно делаете что-то очень хорошее.

Что касается нашей специфики, т.е., работы с детьми, то нам потребовалось определенное время для того, чтобы пооббивать пороги и, наконец, заручиться поддержкой Департамента социальной защиты Москвы. На это ушло несколько лет, это потребовало определенного вложения сил, но это сразу открыло нам многие двери. Чем бы вы ни занимались, возможно, тоже существует какой-то орган, та волшебная палочка, та подпись в договоре, которая подтверждает, что отныне вы можете входить в любые кабинеты и заниматься своей деятельностью. Это сразу переводит вас на другой уровень. Просто займитесь анализом того, какие бумаги могут вам помочь, какие организации могут быть экспертными у вас. Например, обложитесь бумагами тех людей, которые уже делают что-то в вашей области. Это могут быть другие некоммерческие и благотворительные организации, которые могут сказать: да, мы этих людей тоже знаем.

Шестое — рассказывайте о своих достижениях. Не стесняйтесь по любому поводу рассказывать о себе и о том, что классного вы делаете. Ходите на профильные конференции, ходите на непрофильные конференции. Выступайте на конференциях по педагогике. Просто берите любой свободный микрофон и говорите. Знайте, что год-два вы будете работать на свободный микрофон, пока не выйдете на микрофон открытого педсовета в Москве, например. Вы никогда не знаете, какой человек встретится вам у кулера с водой на этой конференции, какой человек будет сидеть в зале. Потом начнет работать сарафанное радио. Просто поймите, что вам придется потратить определенное количество времени, сил и средств на то, чтобы везде о себе рассказывать. Сейчас есть очень много корпоративных конференций, которые устраивают такие же благотворительные организации. Поэтому и корпоративные, и государственные конференции у вас должны быть в календаре, в расписании. И ходите туда с набором историй. Конечно же, лучше всего в таких конференциях работают истории успеха, отчеты о том, что мы правильно сделали. Научитесь выступать с какой-нибудь яркой презентацией, с читаемым текстом, чтобы вас запомнили. И правило номер один – учитесь рассказывать простыми словами, чтобы любой неподготовленный зритель, который сидит в зале, сразу понял, что это классно. Ведь он может сделать для вас что-то хорошее.

Седьмое — не экономьте на интернете. И на том, чтобы рассказывать о себе во всех возможных социальных сетях. Когда вам через 10 лет понадобится, чтобы вас узнавали, это будет стоить уже миллионы. Начинайте работать на свое узнавание прямо сейчас. Обязательно имейте сайт, проследите за тем, чтобы он всегда был включен и в доступе. Чтобы были группы в социальных сетях, куда люди могут присоединиться и что-то спросить. Чтобы человек, пришедший на ваш сайт, мог сразу понять, кто вы и чем вы занимаетесь. Конечно же, любой бизнес-партнер, который будет о вас искать информацию, обязательно будет смотреть ваши профили в соцсетях. И вы должны понимать, что если вы в принципе рассматриваете себя, как человека, который работает и в том числе ищет спонсора, то у вас должно быть и бизнес-лицо тоже. Это такие реалии, сейчас все живут в сети, и  информация о вас находится очень быстро. Даже я, когда хочу что-либо узнать о какой-нибудь благотворительной организации, сразу же гуглю их, и смотрю, что они из себя представляют, чем занимаются, есть ли на их сайте фотографии с их мероприятий, как часто их сайт обновляется, кому они помогают и т.д. и т.п.

И, опять-таки, даже в интернете вы должны чем-то отличаться от других, потому что там миллион организаций, и все постят детишек, котят и так далее. Вы должны чем-то зацепить пользователя, чтобы он зашел именно на ваш сайт. У нас, например, два человека, которые только этим и занимаются – работают на сайт и на социальные сети. На моих глазах росла наша группа ВКонтакте. Например, когда я пришла, в группе было 120 человек, сейчас уже перевалило за тысячу. Поэтому привыкайте, что это тоже примерно такая область, как фандрайзинг, и что это тоже вам принесет деньги.

Восьмое  — учитесь вести отчетность. Объективная реальность такова, что как только вы захотите чужие деньги, придется учиться за это отчитываться. Иногда вплоть до копеечки, за каждую скрепку. И вам придется вести отчетность и о проделанной работе. К этому надо относиться спокойно, как с принятием должного. Вам нужно будет отчитаться о том, как прошли ваши встречи с вашими подопечными, сколько их было, вам, возможно, потребуется и какая-то фотофиксация. Вам, возможно, понадобится отчет о том, что делали корпоративные волонтеры, которых вы позвали, сколько их вообще было, сколько обучений вы провели, есть ли какая-то обратная связь. Возможно, вам придется проводить интервью, беседы с сотрудниками учреждений, где находятся ваши подопечные.

Это не потому, что кто-то считает, что вы растранжирите эти деньги. Просто это объективная реальность — спонсор, который дал деньги, хочет получить за это адекватный отчет о том, куда его деньги пошли, и увидеть результат тех вложений, которые он делает. К этому просто надо морально подготовиться, и желательно выделить человека, который эту работу аккумулирует и который в этом разбирается. Согласование отчетности — тоже длительный процесс, поэтому следите за тем, чтобы ваша отчетность была хороша, четко сделана, вовремя сдана. Это нарабатывает для вас, в том числе, и деловую репутацию. И для вас это будет полезно, потому что вы всегда будете знать, сколько всего вы наделали.

Например, мы тоже на заре нашей работы с корпорациями не очень понимали, зачем такой огромный ворох работы нам добавлять. Мало того, что мы делаем непосредственно – едем, проводим занятия, так еще и готовим эти отчеты. Вы представляете себе, что значит аккумулировать отчетность в 70 детских домах по всей России? Сейчас для этого у нас есть отдельный человек, который этим занимается и сводит всю эту отчетность. С другой стороны, мы поняли, что это дает нам и огромные преимущества, в плане понимания того, что вообще мы делаем. Насколько мы выросли, насколько хорошо провели занятия, сколько у нас людей, сколько занятий проведенных, что мы не провели. Эта отчетность будет нужна в первую очередь вам для понимания того, как вы развиваетесь.

Девятое  — учитесь балансировать и защищать интересы своих подопечных. Учитесь балансировать интересами как спонсора, так и вашего подопечного.

Мы работаем с воспитанниками детских домов, а это очень популярная тема. В детские дома хотят приехать на интервью журналисты, руководители программ, представители спонсора, которые хотят посмотреть, как мы работаем. Кто-то хочет поснимать корпоративных волонтеров с детьми и т.п. И здесь надо понимать, что вы не только можете, но и должны стоять на стороне подопечного и этики взаимоотношения с ним. Нельзя допускать неэтичного, потребительского поведения к подопечному. Это подкрепит в конечном счете вашу же репутацию перед бизнес-партнером, если вы ответственно подходите к своей работе.

Да, у вас может быть сложный период выстраивания этих взаимоотношений с бизнесом, у нас он тоже был, потому что мы часто грудью вставали на защиту своих подопечных. Но мы всегда пытались найти баланс интересов. Мы же понимаем, что у спонсора и волонтера свои цели, они могут не понимать, что это может быть травмирующим для нашего подопечного, что это не совсем этично, что это банально неудобно. Спонсор или волонтер не обязаны знать, что определенные фотографии требуют согласования, что есть определенная процедура допуска. Или, например, у вашего подопечного могут быть какие-то физические ограничения, или особый график, когда он может встречаться с волонтерами. Об этом всем вы должны договориться со спонсором. Надо спокойно, уверенно сказать: вот это, к сожалению, невозможно, но давайте мы придумаем другой вариант.

При этом важно понять, почему спонсору важно именно то, что он просит? Придумайте комфортный для всех сторон выход. Мы, например, очень много времени и внимания уделяем тому, что рассказываем волонтерам об этике поведения с ребятами. О том, с чем наши дети столкнулись, как с ними надо говорить, как не надо говорить. Сейчас у нас выстроились длительные отношения с «Ростелекомом», с KFC. А в очень многих городах у нас запущены программы благодаря тому, что нашу программу реализуют местные региональные фонды. И было очень сложно, было очень много работы, чтобы научить разговаривать местные отделения компании и местных благотворителей. Они все хотят делать очень хорошее дело. Они, правда, все радеют за детишек, но разговаривают на разных языках. Потребовалось много времени, чтобы научить их продуктивно контактировать.

Десятое  — говорите «Мы». Это самый главный вывод, к которому мы пришли за эти три года работы с корпоративными волонтерами и корпорациями. Очень легко и просто переваливать ответственность на другого человека. Вы как организаторы и волонтеры – вы все вместе отвечаете за работу и за результат. Но большая и главная ответственность на вас. Если во время нашей поездки волонтеры приехали и не знали, что делать, или сделали что-то не так, значит, это я им не дорассказала. Я не объяснила им, что чего-то делать нельзя. Мы не предусмотрели что-то. Это самое сложное.

То же и со спонсором. Самый простой вариант — воспринимать партнера действительно как спонсора: «Просто дай денег и не вмешивайся, дай мне делать то, что я хочу и люблю делать. И не рассказывай мне, пожалуйста, как мне надо любить детей». Но следует понимать, что это — совместное дело. Так будет намного проще наладить человеческие отношения с компанией, и вы сэкономите себе очень много сил, нервов и средств. И это даст вам залог для дальнейших длительных отношений.

 

Текст записали и подготовили к публикации Юрий Белановский и Анастасия Кузина

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Share it on

Мы в соцсетях





УЧИМ ДЕЛАТЬ ДОБРО ОТВЕТСТВЕННО И ВСЕРЬЕЗ