News

Модели волонтерских центров

Пресс-конференция к 10-летию «Даниловцев» Презентация книги «Искусство быть волонтёром»


На мой взгляд, есть две модели волонтерских центров:

Первая модель – своего рода «бочка» с волонтерами, из которой они направляются на разные дела. Именно такая модель лежит в основе всех перечисленных выше центров. Главный элемент, вокруг которого строится работа, – это конкретный запрос на реальные общественно значимые дела. Именно для них формируется сообщество волонтеров, и именно эти конкретные дела — конечный смысл и цель таких центров.

Вторая модель — аналог службы занятости. Волонтерский центр в этом случае – это оператор для вовлечения и распределения добровольцев. Не аккумулируя волонтеров, он популяризирует волонтерство, вовлекает граждан и распределяет их по действующим общественным инициативам, которым требуется добровольческая помощь, но сами они не способны ее привлечь.

В первом случае волонтерский центр все свои силы направляет на создание, удержание и развитие своего сообщества добровольцев, на организацию и контроль труда и в конечном счете — на достижение конкретного результата. Во втором случае главная задача центра состоит в вовлечении в волонтерство и распределении по «рабочим местам» как можно большего количества людей.

Как бы это ни прозвучало прискорбно, вторая модель, будучи в теории значимой с точки зрения развития сектора НКО и волонтерства вообще, в нашей стране мало жизнеспособна. Этому есть причины.

Первая причина в том, что многие НКО (начинающие и не только) не хотят, не готовы, не будут развивать свою волонтероориентированность и создавать собственные мини-волонтерские сообщества (бочки). Им проще и выгоднее «попрошайничать» в волонтерских центрах, а то и просто в вузах (ссузах). Что, собственно, они и делают.

Вторая причина в том, что волонтерские центры второго типа ресурсоемкие и дорогие. Деньги нужны на рекламу, отбор, профориентацию и подготовку волонтеров, работу с общественными инициативами, чтобы подтягивать их до определенного стандарта, на мониторинг «дошедших» до них волонтеров, методическую и учебную работу. И если в случае с центрами первого типа все затраты соотносимы с реальными делами, за которые сам центр и отвечает, то во втором случае затраты сопоставлять не с чем. Центр не может отвечать за результаты, являющиеся плодами деятельности сторонних организаций. А в этом случае трудно понять, кто будет за это платить. Вернее, совсем не трудно — никто не будет платить.

Скорее всего государству выгодно развитие волонтерства и прокачка общественных инициатив в теме волонтерства. Но государственные волонтерские центры (или центры, приоритетно финансируемые государством) не способны на это. Да, они ресурсны (материально и административно), системны, масштабны, привлекательны для молодежи (как минимум, в силу возможности карьеры).

Но на деле эти плюсы не могут компенсировать минусы. Приоритеты работы госучреждений часто определяются «линией партии и правительства», а не актуальными проблемами.

К примеру, объявлен Год экологии, значит именно под это направление будут средства, и тогда волонтерский центр развивает именно экологию, снизив активность в отношении людей или животных. Прибавим сюда и неповоротливость — государственные организации скованы утвержденными планами и бюджетами, на согласование чего-то нового требуется много времени. Прямым следствием этого часто является сухость, казенщина, прямолинейность, нежелание брать на себя ответственность и в то же время неготовность ее делегировать.

Следствие всего этого — неспособность к процессной долгосрочной работе, особенно в социальной сфере.

Устройство государственных структур секторное — все разделено на зоны ответственности: медицина, соцзащита, природоохрана, МЧС и т.д. Непросто представить государственный, так или иначе ведомственный волонтерский центр, который на равных взаимодействует со всеми и всеми же на равных принимается. Именно секторность мешает развитию методической и учебной работы с волонтерами, поскольку в сознании чиновников этим могут заниматься только уполномоченные профильные структуры.

Важно отметить и невозможность критики власти, работы госучреждений, государственной политики. Почти полная невозможность критики в области защиты прав людей. А без этих составляющих представить волонтерство просто нельзя. Дело тут не в оппозиционности, как многие думают. Дело тут в отстаивании интересов волонтерских организаций, интересов волонтеров и тех, кому волонтеры помогают. Я был свидетелем многих историй, когда представители органов власти или госучреждений, несмотря на прямой ущерб волонтерской работе, разводили руками и говорили, к примеру, что «против департамента» они не пойдут.

В государственных волонтерских центрах я почти не видел, чтобы волонтер воспринимался как ценность. Он практически всегда – ресурс. Это ясно из формальной стороны дела: например, среди задач таких центров нет «заботы о волонтерах»: они либо идеологического характера (часто со ссылками на послания президента), либо чисто производственные.

Юрий Белановский — руководитель Добровольческого движения «Даниловцы»


Проект «Региональный Центр развития и поддержки социального волонтерства»
в 2017-2018 году реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Share it on

Мы в соцсетях





УЧИМ ДЕЛАТЬ ДОБРО ОТВЕТСТВЕННО И ВСЕРЬЕЗ